?

Log in

No account? Create an account

Категория: происшествия

Сцена 3
Те же, затем Паскаль

Фред продолжает свой пасьянс. Дидье отходит к камину, открывается дверь. Входит Паскаль. Он бледен.

Паскаль: Добрый вечер. Ты позволишь? (Падает в кресло.) Я устал.
Дидье: Ты был на улице слишком долго для первого выхода вечером.
Паскаль: Я хотел убедиться.
Дидье: В чём?
Паскаль: В прелестной атмосфере нашего города. Позор!
Дидье: Что позор?
Паскаль: Полиция. Стыдно, что полиция ничего не делает и оставляет город в таком положении!..
Дидье, взывая к порядку: Паскаль!
Паскаль, удивлённо: Что? Скажете, я промахнулся? Никто из нас не полицейский, насколько я знаю, слава Богу!
Дидье: Ты говоришь о полиции, не зная её. Ты пять недель был дома, ты выходишь и...
Паскаль: И я утверждаю, что полиция, вместо того, чтобы шевелиться, искать, посылать на службу знающих людей, позволяет городу гнить в грязи и терроре.
Дидье: Но...
Фред: Паскаль прав.
Паскаль: Видишь! Я не один.
Дидье: Полиция с тобой не советуется, мой мальчик. Она не работает открыто.
Паскаль: Она смешна. Она смешно одевается.
Фред: Точно. (Раскладывает карты.) Дама.. Дама. Валет. Король.
Дидье: Сегодня в утренних газетах сообщили об одном новом следе и можно предположить, что это будет удар по театру.
Фред: Восемь червей.
Паскаль: Газеты питаются нашей грязью. Каждый день, каждый вечер на первой странице они держат читателя в напряжении и я не думаю, что это прекратится. Я обедал в Клубе.
Фред: В Клубе?
Паскаль: О! Конечно, наш Клуб не имеет ничего общего с Жокей-Клубом! Дядя Фред, не давите меня вашим парижским превосходством. Наш Клуб - это кафе общения.
Фред: Хорошо, хорошо...
Паскаль: Меня даже не спросили о моих новостях, даже не заметили, что я вернулся через пяти недель отсутствия, что я избежал мастоидита, менингита, что я чуть не умер. Нас было пятеро на всё про всё и кассирша в слезах.
Фред: Почему кассирша была в слезах?
Паскаль: Из-за самоубийства полковника...
Фред: Этот полковник был старая каналья.
Паскаль: Это был прекрасный игрок в шахматы и игрок в бильярд первого ранга. И это - последняя жертва, последний покойник. Мы ожидаем, что будут и другие. Каждый себя спрашивает, в порядке ли он. Недопустимо, что под предлогом, который решает неизвестный, вдруг завалить город анонимными письмами, поссорить одних и толкнуть на самоубийство других, газеты только об этом и говорят, не колеблясь рассказывают в деталях малейшие семейные секреты и под видом тайны и сенсационных открытий помогают беспомощной полиции.
Фред: Беспомощная - это слово. (Раскладывает карты.)
Дидье: Паскаль, дай же Фреду закончить пасьянс. Почему ты думаешь, что полиция его интересует? И ты сделаешь лучше, если ляжешь. У тебя жёлтые глаза и вид собаки.
Паскаль: Да, вид собаки, и характер собаки. Это должно быть желчь...
Дидье: Хочешь, я позову Марго?
Фред: Пойду застану ее врасплох...
Паскаль: Пойти застать ее в Марго? Дорогой дядя Фред! Как вы туда идёте? Видно, что вы не знаете ещё её привычек. Марго за мной ухаживала как ангел, потому что ей нравилось играть роль ангела. Подняться в её владения - это другая история. Впрочем, я не заведую там. Я не смог бы жить на этом чердаке, где моя бедная мама приводила в порядок и примеряла свои старые костюмы. Каждый раз, как я прохожу по первому этажу, я спешу и делаю поворот. Я стараюсь не проходить мимо маминой комнаты.
Фред: Ну! Видите ли, Паскаль, там, я не разделяю вашу точку зрения и нахожу точку зрения Марго более вразумительной. Я ненавижу мёртвую смерть. Я люблю живую смерть. Я люблю призраки. Я люблю, когда они приходят ко мне.
Паскаль: У каждого своя система. Папа и я, мы ненавидим призраков и беспокоить тени. Впрочем, может Марго и не мамина дочь. Если бы она была её родная дочь, а не приёмная, конечно, у неё было бы такое же тревожное состояние как у нас при входе в комнаты, где мама жила и где она умерла.
Фред: Возможно.
Дидье: Она меня просила передать ей, когда ты вернёшься. Я иду...

Он направляется к маленькой двери.

Паскаль: Секунду... Папа... Мне нужно тебе сказать.
Фред: Я вас отставлю.
Паскаль: Нет, нет, дядя Фред. Вы не лишний, наоборот. Нужно, чтобы я сказал папе и вам.
Фред: Не говори мне это из вежливости...
Паскаль: Я никогда ничего не говорю из вежливости. Нет. Я буду очень рад не иметь никакого секрета от вас.
Фред, в затруднении: То, что...
Дидье: Останься. Продолжай твой пасьянс. Ну, Паскаль?
Паскаль: Сегодня вечером, перед тем, как пойти в Клуб (Спохватывается.)... в Общество...
я зашёл на почту. Слушай внимательно. И почтальонша мне сказала: "Добрый вечер, месье Паскаль, вы выглядите хуже, чем в прошлую субботу." Это всё.
Фред, раскладывает карты: Валет треф, семь червей.
Дидье: Я не понимаю.
Паскаль: Ты не понимаешь. В тот момент я тоже не понял.  А потом...
Фред, очень тихим голосом: Вы настолько похожи?
Дидье: Похожи...
Паскаль: Мы близнецы, дядя Фред. Можно принять меня за Максима и Максима за меня.
Дидье: Имя за имя!..
Паскаль: Правда, она добавила - почтальонша, - что в прошлую субботу вы были в шляпе.
Фред: В шляпе!
Паскаль: Максим вышел из Кальви. Я думаю, у него обриты волосы и он это скрывает.
Дидье: Максим, по-видимому, здесь?
Паскаль: Без всякого сомнения.
Дидье: Но что Максим может делать в этом городе?
Паскаль: Я сам себя об этом спрашиваю. Факт налицо.
Фред: С каких пор у вас нет новостей?
Дидье: Я узнал, что Максим отбыл наказание, и что он свободен. Больше я ничего не знаю.
Фред: Возможно, он попытался сблизиться с вами.
Дидье: Невозможно. Максим меня знает. Что сказано - то сказано. Он знает, что ему нечего ждать. Он никогда не вернётся ко мне.
Паскаль: Ты не можешь представить себе, как мне было плохо в Клубе. Эти огни, гаснущие или тусклые. Эти немые тени. Эти журналы, которые читают в тишине. Эта кассирша в слезах и этот мёртвый город, город в осадном положении с его пустыми улицами и закрытыми ставнями, где скитается Максим, готовя, может быть, какое-нибудь злодеяние. Меня это пугает.
Дидье: Но что Максим может делать в этом городе? Что он может делать в этом городе?
Фред: Подождите. У вас будут свои новости. Вы сейчас позовёте Марго.
Паскаль, живо: Нет! Я хотел сказать только вам, чтобы Марго ничего не подозревала.
Фред: Почему не предупредить Марго?
Паскаль: Потому что...
Фред: Прекрасно, прекрасно... Пятёрка пик, валет бубён.
Дидье: Но что Максиму может быть надо в этом городе? Я себя это спрашиваю.
Фред: Зря ты не раскладываешь пасьянсы. Это необходимо для успокоения нервов в городе - жертве демона.
Дидье: Факт, что средневековье изгнано из этого бедного города! Какой ужас! Всё было в таком порядке... всё шло так хорошо!
Паскаль: Ну, папа!..
Фред: Точно, Паскаль. Всё не идёт так хорошо. Ещё одна фраза о косности. Позволь мне сказать тебе, дорогой Дидье, что этот город в какой-то степени заслуживает небесного огня. Возьмём пример. Твой. Ты женишься на женщине, которая, чтобы сопровождать тебя в провинцию, отрекается от театра и от славы. Один. Весь город поворачивается к тебе спиной, потому что твоя жена - бывшая актриса. Она приводит тебе маленькую девочку из Общественной помощи, удочерила её перед встречей с тобой, и она родила тебе близнецов. Два. Твоя жена умирает от туберкулёза. Ты - богатый промышленник. Город тебя милует. Но он сохраняет дистанцию с Марго. Думайте же! Они не знают, откуда она родом! Дидье! Дидье! Эти злые маленькие городки заслуживают дождей из саранчи или из анонимных писем, которые их опустошают, и таинственный преступник, который подписывается "Пишущей Машинкой" владеет, до нового порядка, всей моей симпатией.
Паскаль: Это то, что не мешает полиции быть ниже всего!
Фред: Это то, что не мешает полиции быть ниже всего и то, что не мешает, что нужно было быстрее положить руку сверху. Я не хочу сказать, что я одобряю методы нашего преступника. Но часто нужна фигура подсудимого.
Дидье: Подождём нашей очереди и вынесем приговор.
Паскаль: И присутствие Максима даст оружие скандалу...
Фред: Какой скандал? Понаблюдайте методы преступника. Разорения, ссоры, самоубийства. Где он работает? В семьях, которые что-то скрывают. Тебе нечего бояться, дорогой Дидье. Ради чего "Пишущая машинка" принимается за работу, ему нужен повод. Между тем, все знают твои истории, все знают, что Максим поступил на службу в морской флот и что был задержан по ошибке в продолжение бунта на "Эрнест Ренане".
Паскаль: По ошибке!.. Наконец...
Фред: Ты можешь спать спокойно. "Пишущая машинка" занимается только тем, что не известно всем.
Дидье: Всем не известно, что Максим в городе.
Фред: В этом я с тобой согласен. И поэтому мы сейчас попробуем узнать это лучше.

В маленькой двери появляется Марго. Она в театральном костюме Лукреции Борджиа. Паскаль ее не заметил.

Сцена вторая
Дидье, Фред.



Фред: Ну, вот. Я нравлюсь женщинам.
Дидье: Не знаю, нравишься ли ты женщинам, но ты очаровал этих двоих.
Фред: Каких двоих?
Дидье: Марго и Паскаля. Они клянутся только тобой, они, которые ненавидят весь мир. Тебе достаточно было только появиться. Это не было долго.
Фред: А ты?
Дидье: Что ты хочешь сказать?
Фред: я хочу сказать: а ты, разве я тебя тоже очаровал?
Дидье: О! я, это была законченная вещь! Я тебя люблю, Фред, ты мой самый старый друг. Ты меня очаровал в коллеже, и я себя спрашиваю, как я мог жить годы и годы без тебя.
Фред: Я не жил во франции, Дидье. Я часто думал о тебе.
Дидье: И ты ни разу не написал мне ни строчки. Я думал, ты умер.
Фред: Я ненавижу писать. по долгу службы я вынужден писать. Я - лентяй.
Дидье: Лентяй!..
Фред: Да, лентяй! Я люблю бомбы, разбитые форточки... Я люблю этих детей, потому что они неловкие, бестактные, невыносимые. Я люблю тебя, потому что твоя несносность - это лак, под которым ты остаешься ребенком, как они.
Дидье: Позволь... позволь...
Фред: Это "позволь.. позволь..." - еще одна косность. Слушай, я тебя обожаю. И потому, что я обожаю тебя, потому, что я обожаю твою маленькую семью, потому что это дело с анонимными письмами будет моим последним делом, потому, что я оптираю руки, когда после пошлю прошение об отставке и стану твоим товарищем, потому что я себя поздравляю с тем, что живу в этом городе как один из ваших, что я должен кончить играть эту постыдную комедию.
Дидье: Фред, я тебя умоляю, не говори.
Фред: Я скажу!
Дидье: Ты совершенно сумасшедший.
Фред: Возможно, я сумасшедший. но я не низок. Однако, гнусно продолжать эту комедию и обманывать ребятишек, которые меня любят и которые ничего не подозревают.
Дидье: Ты отдаешь себе отчет в том, что сейчас произойдет. Ты их знаешь. Все полностью переменилось. И они не допустят никакого нюанса. Преступник всегда прав. Полиция всегда виновата. Они увидят только одну вещь Полиция. Ты будешь "Полиция", и вновь появившееся мое счастье увидеть тебя, все наши планы на будущее канут в воду.
Фред: Но я полиция....
Дидье: Дай себе отчет: они не хотят больше читать Бальзака, потому что Вотрен стал полицейским. Ты сам ей сказал, это анархисты.
Фред: Я тебя арестую. я тоже. Это мой единственный якорь спасения. Не нужно искать в другом месте причин моего успеха у них. Они одновременно узнаю, кто я есть, и что я подал в отставку. Они не рассердятся. Они довольствуются моей головой. Они посмеются надо мной. Они узнают, что я забавный чиновник... чиновник-анархист.
Дидье: Чиновник, который достигает своих целей, мой дорогой Фред... и лучче, что они об этом не думают. Не будь скромным. Ты вернулся из Китая с огромными заслугами.
Фред: Дидье, знаешь ли ты, чему я обязана счастью быть здесь? Почему я бросил Китай и пост начальника полиции в Шанхае? Я положил руку на курильню опиума. Сто пятьдесят бедных китайцев,которые курили, как их предки. их арестовали. Они околевали. Я доставлял им опиум в тюрьму. Это вещи, которые вам стоят очень плохих оценок. Меня отозвали в Париж. Я увидел свою карточку. Знаешь, что там было, на моей карточке? Сентиментальный чиновник. Поразительно!
Дидье: Фред! Фред!
Фред: Ну, вот. Я хотел бросить карьеру, куда я попал случайно, из склонности к приключениям. Я пошел распрощаться, когда разразилось это грязное дело. На набережной Орфевр меня спросили, хочу ли я взять его в свои руки. Это было нечто вроде изгнания. Потом я вспомнил, что ты живешь в провинции, в этих местах. Ты меня поселяешь. Я считаюсь старым другом детства, дядей из Китая, дядей Фредом. Я привязываюсь к вам. Марго и Паскаль меня принимают и... ты хочешь, чтобы я не уведомлялл их, что я погружаюсь все больше и больше в это болото? Нет, старина. Нет, нет. Не проси меня об этом.
Дидье: Кончено, кончено! Что тебе стоит подождать? Тебя разоблачит один раз законченное дело, когда ты обнаружишь преступника.
Фред: Если я его обнаружу! Каждый день делает мою роль сложнее и признание тягостнее.
Дидье: Не говори больше, я тебя умоляю!
Фред: Зачем медлить?
Дидье: Потому что, фред... Есть риск, что это станет неожиданностью, что-нибудь, что тебя разоблачит в твою пользу. Тогда как там... бежать навстречу катастрофе. Ты их плохо знаешь, они чувствуют себя удобно только в сумасбродстве. Все равно твое признание произведет роковой эффект. С тех пор, как ты живешь у нас, мне кажется, что я сплю. Все просто, легко, приятно. Это я сделаю доброе дело, Фред, взяв тебя в товарищи. Не разрушай этот сон. Я требую от тебя это доказательства дружбы.
Фред: Раз нужно, рано или поздно, я считаю...
Дидье: Я у тебя требую этого доказательства дружбы. Отложи свое признание на неделю. Воспользуйся обстоятельством, которое может проявиться со дня на день. Если я тебе это говорю, я это знаю. Не надо забывать, что моя жена взяла Марго из "Общественной ассоциации". Была ли она дочерью преступников? Их бунты, их ненависть к полиции, происходят ли они от их атавизма, были они несократимыми? Что касается Паскаля, он до безумия влюблен в Марго, а она его водит за нос. Итак, вставай на вахту. Береги их и не проявляй ребячества. Бомбы это очень мило, но случается, что бомбы уничтожают все... кроме главного. Ты мне нужен.
Фред: Пусть. Но позволь мне самому выбрать момент, когда выйти из роли, которая мне подходит так же, как твоему дому - быть посредственным, и которая меня возмущает с тех пор, как он стал моим домом.
Дидье: Как тебе угодно. Чем позже, тем лучше.
Фред: Если это проклятое расследование сможет закончиться.
дидье: Есть что-нибудь новое?
фред: Конечно, есть новое... Всегда есть новое.. Слишком новое, слишком много нового...
Дидье: Можно узнать?
Фред: Нет, Дидье; даже с тобой я ненавижу говорить о моей работе.
Дидье: Грязное дело!
Фред: Грязное дело. Слишком, слишком, слишком грязное дело

Слышно, как хлопает дверь.</i>

Дидье: Вот и Паскаль.

Продолжение следует.

Последний месяц

Январь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Метки

Фильтр друзей

Фильтр друзей
Разработано LiveJournal.com